Стратегия России требует больше,чем санкции.

Дерек Барни с 1989 по 1993 годы был послом Канады в США. Он был участником переговоров о подписании договора с США о свободной торговле. Фен Ослер Хэмпсон заслуженный член исследовательской организации «Центр Глобальной Безопасности и Инновационных Управлений», а также ректор Карлтонского университета

Поразительно, что европейцы продолжают вести жесткую политику в отношении России — по крайней мере, пока. Представители стран Евросоюза решили продлить действующие экономические санкции, введенные против России, еще на полгода. Главы МИД стран Евросоюза утвердят эти санкции в понедельник, что, в принципе, является формальностью.

Российский президент Владимир Путин явно надеялся разрушить консенсус 28 челнов ЕС, вырвав из его рядов те страны, которые явно демонстрировали свою нерешительность в отношении санкций — наподобие Греции. Несмотря на то, что Греция недовольна ходом переговоров с ЕС по вопросу ее долгов, а г-н Путин, видимо, предлагал гарантии по кредиту для выплаты части ее долга, президенту Алексису Ципрасу , вне всякого сомнения, борьба еще на одном фронте не нужна. Однако не исключено, что этот период очевидного европейского единства скоро закончится.

В преддверии июля, когда закончится срок действия санкций, французы и итальянцы настаивали на применении в отношении России более гибкой политики при условии достижения ощутимого прогресса по Минским соглашениям. Однако этого явно не произошло. Недавний саммит G7, хозяйкой которого была канцлер Германии Ангела Меркель помог в какой-то степени укрепить позиции колеблющихся средиземноморских членов Евросоюза.

Меркель оказалась единственным настоящим лидером в Европе, в то время как президент США Обама по-прежнему призывает к действиям из тыла. Однако у Меркель много и других серьезных проблем — например, вопрос о том, как избежать нежелательных последствий неминуемого выхода Греции из еврозоны. Растут опасения в связи с тем, что это позволит Путину обосноваться на Балканах и создаст для него плацдарм в Европе. К тому же в друзьях у Владимира Путина — итальянский премьер-министр Маттео Ренци а также бизнес-сообщество Италии, которое оказало ему невероятно теплый

прием по время его недавнего визита в Италию, являющуюся вторым после Германии важнейшим европейским торговым партнером России.

Немало проблем создает и население Европы. Никто и слышать не хочет о войне, и особой симпатии в отношении Украины здесь тоже не наблюдается. Безмятежное существование этих стран социальной демократии притупляет всякое чувство международной и даже региональной ответственности. Греков ждет потрясение, поскольку никого особо не заботит и то, останутся они в еврозоне или выйдут из нее.

Как говорит Иэн Бреммер ,мир становится все более эгоцентричным и, как показал недавний опрос общественного мнения, проведенный исследовательским центром PEW, особенно погружена в свои проблемы Европа. Европейцы не только считают, что Украина попросту не стоит того, чтобы о ней беспокоиться — они даже не хотят защищать своих балтийских и восточноевропейских соседей, которые являются членами НАТО.

А пока Россия усилила эффективнейшую пропаганду и медиакампанию на Западе с помощью государственных телеканалов вроде Russia Today, соцсетей и «троллей» в интернете, которые атакуют западных критиков. Несмотря на то, что санкции нанесли ощутимый удар по российской экономике, они, похоже, пока не оказали особого влияния на решения, принимаемые Путиным, или на стратегические планы России по созданию своих сфер влияния.

Руководителям НАТО следует перестать говорить о том, чего они не собираются делать — что они не будут воевать с Россией и поставлять оружие на Украину. Политика, которая строится на отрицаниях, реальной политикой не является. Им надо приступить к разработке запасного плана на случай, если задачи Минских соглашений не будут выполнены в срок, а санкции будут продлены до конца января 2016 года.

Лидерам НАТО следует также перестать говорить об абстрактном «сдерживании», а вместо этого использовать политические меры, военные учения и технику, которые послали бы России убедительный сигнал о том, что НАТО готова защищать Европу. Это означает возведение проволочных заграждений в странах Балтии и Польше и умное использование военных альянсов для того, чтобы позволить уязвимым государствам, находящимся на

«передовой», сопротивляться давлению и обеспечивать безопасность на своих территориях. Кроме того, Западу следует предпринять более эффективные меры противодействия «информационным» и пропагандистским атакам Владимира Путина.

Помимо этого европейцам следует более серьезно относиться к обеспечению экономической и политической стабильности на Украине и предотвращению ее стремительного краха. Для Путина Украина имеет гораздо более важное — экзистенциальное — значение, чем для Европы. Но если Европа может выделять сотни миллиардов в виде кредитов и прямых выплат для Греции, которая не проявляет особого желания помогать себе самостоятельно, в таком случае она, Европа, несомненно, может сделать гораздо больше, чтобы помочь народу Украины, который демонстрирует стойкость и решительность в гораздо более сложных обстоятельствах.

Единую и всеобъемлющую стратегию в отношении России и Украины следует строить не только на основе продления санкций. Но, как это ни прискорбно, видимо, должно произойти еще более серьезное обострение кризиса для того, чтобы Европа и НАТО предприняли более слаженные и последовательные ответные меры.

181
Окружко Кристина
Фильтр
Найдено 5 
Подтвердите
Для того, что бы добавить товар в список желаний, Вам нужно